Aqua Magic aka Хьюстон, у нас проблемы! (aquamagic) wrote,
Aqua Magic aka Хьюстон, у нас проблемы!
aquamagic

Categories:

ИГРА В ДАЙСЫ (выпуск 68)

* * *


Дрожание, от которого тело теряло ориентацию в пространстве, закончилось. Теперь можно было открыть глаза и осмотреться на новом месте. Мелисса опасливо приоткрыла один глаз, а потом распахнула сразу оба: переменилась не только обстановка! Девушка была немало удивлена, когда взглянула на наставника. Седые волосы и борода исчезли, перед ней стоял человек ростом пониже Гэндальфа с короткой стрижкой, похожей на инженерскую, и совсем без бороды. Хоббитянка затруднялась в определении возраста людей, но этот на вид был едва ли сильно старше Двайра.

— Ничего себе преображение! Учитель, это вы?

Незнакомец улыбнулся и ответил кивком.

— Вы полностью изменились, и одежда совсем другая. До чего же люди в Иномирье обожают всё несуразное, яркое и броское! Ваши штаны полиняли пятнами, как не стыдно носить такое? А эта вязаная кофта… у меня глаза режет от узоров!

Гэндальф засмеялся, непроизвольно ощупывая себя:

— Ты что, это ж самый писк! Чистая Турция! Я месяц голодал, чтоб этот свитер купить — на итээровскую зарплату не сильно разгуляешься. А джинсы сам сварил, было дело. Не пугайся, я просто стал собой, таким, каким был до перемещения в твой мир… и в тело твоего учителя. А вот тебя я, кстати, почти не вижу — какой-то полупрозрачный силуэт, и голос глухой, будто издалека. Кажется, теперь мне более-менее ясна природа разных там призраков и пилотов НЛО…

— Голос — это из-за маски, — рассеянно ответила Мелисса, по привычке пропустившая мимо ушей все незнакомые слова, она уже перестала разглядывать странного мужчину рядом с собой и озиралась по сторонам.

Судя по стенам, лишённым окон и сплошь состоящим из узких дверок, они попали в какое-то хранилище. Как жаль, что полное технических чудес Иномирье оказалось таким скучным и однообразным: побелённый потолок без украшений, вымощенный странным камнем пол и шкафчики вдоль стен — все окрашенные в серо-синий цвет. Единственная диковинка — светильники, которые горели без пламени, но и они, судя по всему, были разновидностью светящихся гундбадских шаров, а такими бывалую путешественницу из Жеми не удивишь. А вот что потустороннюю гостью действительно впечатлило и порадовало, так это льющаяся откуда-то из стены музыка: та самая мелодия, которая сопровождала их перемещение, только на неизвестном языке. Ещё во время визита в Минас Тирит юная волшебница усвоила, что такое совпадение можно считать добрым предзнаменованием.

Сменивший обличие Гэндальф тем временем уже деловито обыскивал один из шкафчиков и бормотал себе под нос:

— Конечно, тут все средства защиты большого размера, на людей, так что Двайр нас очень выручил. Хорошо, что ты у нас призрак в доспехах — тебя не засекут, и излучение на тебя не подействует. А моё тело уже хватануло приличную дозу, так что, можно сказать, почти отслужило своё. Сунусь в самое пекло, за пару минут управимся, небось, не развалюсь на запчасти. Так… спецовка, противогаз, не забыть бы чего…

Новый слой одежды Гэндальф натянул прямо сверху: светлый костюм был хоть и не очень чистым, но хотя бы без жутких узоров. В руках мужчины появилась болотно-зелёная маска, удивительно напоминавшая изобретение Двайра. Прежде, чем надеть её, Гэндальф взглянул на помощницу и задорно подмигнул:

— Ну что, вжарим рок в этой дыре?

Конечно, ему было не разглядеть, как призрачная Мелисса лишь непонятливо захлопала ресницами: фраза казалась набором звуков на незнакомом языке. Да ему это, кажется, было и не так важно — он подбадривал себя перед каким-то важным и опасным шагом.

Мелисса надеялась, что хоть теперь-то они попадут на улицу и увидят хотя бы невероятной красоты пейзаж, но лучше, конечно, летающие машины, о которых рассказывал Нарин. Ничего подобного! За дверью, через которую она прошла следом за местным воплощением Гэндальфа, было похожее помещение с таким же полом и потолком. Правда, стены были просто выкрашены в серо-синий, уже без шкафчиков, по-прежнему без окон, но с многочисленными дверями, ведущими неведомо куда. Гэндальф, не раздумывая, выбрал ближайшую, за ней потянулись узкие коридоры, которые от мрачных катакомб отличало лишь яркое освещение, под потолком или вдоль стен здесь пролегали трубы разной толщины. Дважды путешественники между мирами встречали других людей, они были также одеты в одноцветные невыразительные костюмы, так что приняли Гэндальфа за своего и прошли мимо своей дорогой.

Тяжёлая кольчуга, несмотря на бестелесность, невероятно мешала, а маска Двайра ужасно затрудняла дыхание. Мелисса едва поспевала за резво идущим впереди спутником и уже потихоньку бормотала проклятья, но жаловаться вслух и просить передышки не смела. Парочка как раз намеревалась без остановки в бодром темпе пересечь очередное помещение, когда раздался громкий и властный оклик:

— Гражданин, остановитесь и предъявите пропуск! Снимите противогаз!

Перепугано оглянувшаяся Мелисса успела заметить двоих мужчин, также одетых одинаково, но совсем иначе, чем Гэндальф и встреченные ранее люди. Определённо, это были стражники: в руках они сжимали нечто вроде огнестрелов, только более изящных, миниатюрных. Впрочем, Мелисса не обманывалась на этот счёт: в Иномирье любой предмет, выглядящий безобидно, может оказаться страшным оружием.

В отличие от хоббитянки, Гэндальф лишь дёрнулся от неожиданности, но оглядываться, а тем более останавливаться даже не думал. Наоборот, он ещё резвее припустил с места к двери в дальнем конце помещения.

— Стой, сволочь! Будем стрелять на поражение! — заорали сзади, правда, вместо грохота выстрела послышалось лишь металлическое лязганье и топот.

Гэндальф уже достиг двери, с размаху пнул её, затем пропустил в проём помощницу и сам нырнул следом. Мелисса остановилась, обливаясь потом и делая глотательные движения, чтобы не выпустить наружу подскочившее к самому горлу сердце. Временно утративший способности маг оглянулся, соображая, чем бы привалить двери. С двух толчков он раскачал составленные друг на друга металлические ящики, и с жутким грохотом они повалились на пол, перегородив проход и подперев дверь. Для надёжности к двери Гэндальф подтащил и те, что отскочили подальше, только после этого он позволил себе перевести дух. Он ненадолго стянул маску и утёр взмокшее лицо рукавом. Вместе с Мелиссой он стал прислушиваться, как люди с той стороны по очереди налегают плечами на дверь, бьют в неё ногами.

— Идиоты, сопляки. Срочники, наверное, — усмехнулся Гэндальф. — Ладно, чуточку отдохнули, пойдём дальше, а то дверь не особо прочная, если стрелять начнут, то, пожалуй, могут прошить насквозь. Давай поднажмём, Милли, уже немного осталось.

Он не обманул. Хотя парочка снова попала в длинный коридор, переходящий в следующий и ещё в один, на этом переход и закончился. Они упёрлись в новую дверь, которая была изготовлена из металла — не чета предыдущей забаррикадированной. Привычной ручки на ней не было, зато посередине торчало колесо до невозможности похожее на круглые поручни малых Умопомрачителей. Хоббитянку почему-то воодушевило это сходство. Гэндальф ухватился за металлический круг, упёрся в пол широко расставленными ногами и с усилием провернул немного. Перехватился удобнее, сдвинул колесо ещё чуть-чуть, потом ещё, и наконец дверь открылась. Помещение за ней было совсем маленьким, оно освещалось тусклой красной лампой. В противоположной стене виднелась точно такая же металлическая дверь.

— Там, за дверью, самое страшное? — спросила Мелисса, поглаживая кольчугу на груди и животе, будто пытаясь пальцами проверить её прочность.

— Бояться не нужно, никакое чудовище нас там не подстерегает, — ласково ответил Гэндальф и поёжился, когда осознал, насколько противно звучит его голос, приглушённый резиной и фильтрами. — Самое страшное, что ты можешь там увидеть, — это кое-как расчищенные руины. Без малого десяток лет прошёл, как там бахнуло, за это время хоть проходы должны были разгрести.  В книжке для наивных читателей это местечко наверняка светилось бы зловеще-зелёным, но наяву такого не бывает. Опасность, которая за дверью, невидима, она как мельчайшая пыль, как лучи очень злого чёрного солнца. В худшем случае нам просто станет жарковато, но терпимо.

Хоббитянка так и не смогла понять, правду сказал ей наставник или пошутил, а уточнять времени не было: кто знает, может, от погони их отделяет лишь коридор, который они только что одолели? Гэндальф тоже понимал это, он сделал помощнице приглашающий жест, а затем шагнул через высокий металлический порог следом за ней. Дверь захлопнулась с гулким стуком, колесо провернулось, свет в тесной комнатушке мигнул и сменился с красного на зелёный. Гэндальф подхватил с полки странного вида предмет, один из трёх одинаковых выстроенных в ряд, чем-то щёлкнул, добыл лучик света и снова погасил — проверял. Затем ухватился за круглую ручку на двери, ведущей в логово невидимой опасности, и, поднатужившись провернул.

— Мелисса, возьми и себе фонарь тоже... если, конечно, сможешь управиться с материальным предметом. Будешь светить под ноги, а то мало ли, может, там сильно перекрытие под реакторным разворотило. Если свалишься в активную зону — всё, конец. Я эту дверь оставлю открытой, пока будем возиться, тогда никто не войдёт и не помешает нам.

Как можно не войти в открытую дверь и куда именно нельзя падать, девушка не поняла, но она уже привыкла ловить самую суть фразы и не обращать внимания на отдельные непонятные слова из чужого языка, примешанные к Вестрону. Ступать осторожно и глядеть под ноги — что ж тут непонятного?!

Она неуверенно ощупала диковинные светильники, оставшиеся на полке. К счастью, рука не прошла насквозь, не задерживаясь: пальцы упёрлись в твёрдую поверхность, круглая пуговка послушно издала щелчок, выпуская наружу пучок света. Гэндальф внимательно наблюдал за этими манипуляциями. Кажется, он сомневался в успехе, но, как только фонарь оказался в руках помощницы, лишь пожал плечами, оставив на потом рассуждения о телесных проявлениях пришельцев из других миров.

Через залитый тьмой зал пробирались долго и медленно. И не только потому, что боялись куда-то свалиться, просто Гэндальф ориентировался здесь заметно хуже, чем в освещённых коридорах. Поначалу перепуганная Мелисса сосредоточилась лишь на том, чтобы ступать точно след-в-след за провожатым, но постепенно стала отвлекаться, глядеть наверх и по сторонам, посылая лучи света по направлению взгляда. Фонарь выхватывал мрачные тёмно-серые стены в бурых потёках, потолок терялся где-то на недосягаемой высоте. Масштабы зала и необычность строительного материала навеяли воспоминания о рассказах дяди Бильбо — должно быть, именно так выглядит заброшенная, пережившая жуткую трагедию Мория.

Неожиданно Гэндальф остановился, кружок света от его фонарика упёрся в стену, расщеплённую широкой трещиной. Завёрнутый в одолженную у Мелиссы косынку Сильмарилл нашёл новое место упокоения в этой трещине.

— Теперь твоя очередь, прячь тут Единое и вставку из своей подвески. Только на всякий случай не прикасайся к стене: здесь всё так фонит, что угробит и призрака!

Хоббитянка нырнула рукой за пазуху, выудила кольцо и на миг замерла, держа его на раскрытой ладони. Страшная вещь молчала, не умоляла о спасении, не сулила все богатства Арды взамен освобождения. Без малейшего сожаления девушка наклонила ладонь над глубокой вертикальной дырой в стене, и кольцо шероховато съехало по пальцам вслед за Сильмариллом. Расстаться с украшением, подаренным Нарином, было сложнее — с этой вещицей Мелисса успела по-настоящему сродниться. Хорошо хоть, не нужно выбрасывать цепочку и оправу! А на пустующее место можно вставить любой красивый камень, она ведь теперь водит дружбу с главой ювелиров.

Гэндальф воздержался от прощального комментария и молча повёл помощницу к выходу. Как ни странно, этот путь оказался намного короче и привёл к запертой двери — значит, бежать предстояло по другому маршруту. Тем не менее, выход выглядел так же: металлические двери со штурвалами, ведущие внутрь тесной коробочки. Опять потянулась цепочка освещённых, но безлюдных коридоров. Гэндальф часто останавливался, рассматривая таблички на дверях, наконец выбрал одну, ведущую в уставленное старой мебелью помещение. Тут решено было оставить позаимствованную на время одежду, в том числе, кольчугу и маску Двайра. Выйдет немного неудобно перед другом-газовщиком, но Гэндальф коротко и доходчиво пояснил: верхняя одежда теперь всё равно что заразная.

Хоббитянка ещё раз осмотрела избавившегося от лишних вещей спутника и спросила:

— А дальше куда?

— Будем перемещаться, естественным путём нам отсюда нет исхода. Увы, но я не смогу пригласить тебя на мороженое, хотя ты вела себя примерно, выше всяких похвал!

— Это я понимаю, ну а что с вами будет? С этим вашим телом? — Мелисса неуверенно ткнула пальцем в пёстрый свитер, словно боялась, как бы эти неприличные узоры не перекинулись на неё.

Гэндальф пожал плечами:

— Мне и самому не очень понятен этот момент. Я ведь вроде как перестал существовать для Иномирья, когда переместился к вам, и попал в прежнее тело только ради этой миссии. Возможно, здесь я снова исчезну. А если тело не испарится, если даже ему удастся выбраться отсюда через все посты, что ж, можно попробовать вернуться в столицу, в съёмную квартирку на койко-место, прозябать дальше в родном НИИ… если что, так называется моя вторая работа, на которую перешёл, когда первая драматически закончилась. У нас там заповедник всякого двигающего науку инженерья, не перешедшего на самоокупаемость с бюджетных подачек.

— О, так вы тоже жильё снимаете?! — непонятно чему обрадовалась Мелисса, очевидно, почувствовав, как неприкаянность роднит её с местной ипостасью наставника. — А семья у вас есть в Иномирье? Ну жена, дети…

Ответ сопровождался фырканьем, выражающим презрение к самому себе:

— Да кому я такой нужен? Ты просто не местная, иначе сразу бы всё поняла, из того, что я уже рассказал. Я ж нищеброд, не тем занимаюсь, не могу семью обеспечить, приспособиться к новым рыночным реалиям… словом, разведён. Ладно, хватит об этом, место неподходящее для откровений.

Мелисса немногое поняла из сказанного, но по лицу её собеседника пробежала такая тоска, что захотелось как-то утешить его. Неуклюжая от смущения, она обняла этого странного человека и сказала, заглядывая в глаза:

— Зато вы — инженер!

И прозвучало это как высшая похвала, будто короли людей и эльфов ему в подмётки не годятся.

— Зато я твой учитель, — растроганно пробормотал Гэндальф севшим голосом, прокашлялся и обратился к пустому пространству перед собой. — Нарин, дружище, вытаскивай нас!

© aquamagic
Благодарности автора:
besthidden
dystopiano
na_lapax
ДжРРТ
Tags: игра в дайсы, моя проза, средиземский фанфик
Subscribe

  • ИГРА В ДАЙСЫ (выпуск 69)

    * * * Мелисса так и перенеслась обратно в Гундабад — с зажатой в кулаке подвеской, лишившейся вставки-самоцвета. Обрадованный удачным…

  • ИГРА В ДАЙСЫ (выпуск 67)

    * * * Стоило ли удивляться, что Сильмарилл обнаружился сразу же, как только хоббитянка в колоколе опустилась к устью пещеры? Единственная…

  • ИГРА В ДАЙСЫ (выпуск 66)

    Нарин пришёл в себя, только когда в его бок ткнулось подхваченное приливом тело Дорви. Это казалось окликом с того света, который уж никак нельзя…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment